Название Харьков — результат эпохи Великих географических открытий

Гуляя по блошиному рынку Лиссабона, не преминул приобрести двухтомную историю португальского искусства, в которой нашел интересный фортификационный термин — наследие былого арабского господства на Пиренейском полуострове. Слово kharkova оказалось настолько созвучно названию родного города Харькова, что любопытство не заставило ждать с ответом на вопрос: может ли Харьков происходить от слова со значением водяной ров вокруг крепости? Когда же я задействовал весь спектр методов, которые освоил за многие годы исследований, то увидел, что как по велению волшебной палочки пазлы сложились в единую цепочку. Сомнений не оставалось, что топоним Харьков, скорее всего, произошел в эпоху Великих географических открытий от португальского корня!

На рубеже 15-16 вв. Португалия была мировым центром картографии: здесь учился Христофор Колумб и автор первого в мире глобуса Мартин Бехайм. Поэтому все высококлассные специалисты по картографии не могли не знать португальской терминологии. Первое упоминание о реке Харьков относится к 1619 г., и возникает закономерный вопрос: как связан этот гидроним с эпохой португальского величия столетней давности?

Последнее исследование 2020 г. В. Пестрова, опубликованное в журнале «Российская Истрия», содержит вывод, что «Большой чертеж» (в нем впервые упоминается р. Харьков) «является поздней 1619 г. переработкой некой иностранной карты, из которой были заимствованы как часть содержания — прежде всего ее гидрографическая основа». В то же время известно, что Иван Грозный в 1552 г. распорядился составить не дошедшую до нас карту земель Российского государства, к составлению которой не могли не привлечь иностранных специалистов. В пользу этого говорит то, что взятие Пскова во время Ливонской войны стало возможным благодаря английским и немецким пушкарям-наемникам, а также то, что первая карта московских земель была составлена в 1525 г. венецианцем Баттиста Аньезе по заказу русского посла Дмитрия Герасимова.

Но как иностранный картограф, знакомый со словом kharkova, мог передать это название реке? Все дело в том, что название смежных рек со славянскими названиями Лопань и Уды уже было, а вот река Харьков по всей видимости не имела названия (подобная река без названия существует в Украине). Поскольку крымские татары совершали набеги на российские земли через Изюмский шлях восточнее Харькова, то и не было татарского названия этой реки. Когда же иностранный картограф увидел, что р. Лопань и река без названия (р. Харьков) со сближенными истоками расходятся и затем сливаются, впадая в р. Уды, то по ассоциации с обводным водяным рвом назвал реку Карковой. Подобно Христофору Колумбу, дававшему названия неизведанным землям, иностранный картограф не мог оставить на карте реку без названия. Учитывая, что окончание «ов» воспринимается русскими как родовая принадлежность, то сокращение последней «а» в названии реки Каркова естественно привело к возникновению гидронима, а впоследствии и топонима Харьков.

Александр Ленько,
кандидат исторических наук,
доктор Нового университета Лиссабона

177 Comments

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Поиск на этом сайте